0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как развивается французская болезнь

Французская болезнь (сифилис): история и описание болезни

Человечество испокон веков страдало от различных заболеваний, которые отравляли ему нормальную жизнь. Иногда болезни приобретались и по вине самих людей. В древние времена недостаточность сведений о природе заболеваний и способах защиты от них часто приводила к летальному исходу.

Одним из примеров такой болезни был сифилис, или, как его еще называют – французская болезнь. Именно о ней и пойдет речь в этой статье. Будет описано, что такое сифилис, рассмотрены его симптомы и оговорены аспекты его лечения. Также будет рассказано об истории этого заболевания.

История

В пятнадцатом веке Европу поразило страшное на то время заболевание — сифилис. До недавних времен ходило много споров на тему того, откуда же оно взялось и кто разнес его по всему континенту.

Как подтверждают исследования, проводимые в штате Джорджия под руководством Кристины Харпер, виновниками распространения сифилиса были матросы с кораблей Христофора Колумба.

Когда в 1494 году Карл VIII объявил войну Неаполитанскому государству, к его войску примкнули именно те моряки, которые не так давно вернулись вместе с Колумбом из Южной Америки. Во время оккупации итальянских земель, множество людей было заражено жесточайшей болезнью. Итальянцы были уверены, что во всем виноваты захватчики, а вторые, в свою очередь, грешили на то, что заразились они от итальянцев. В то время как только не называли сифилис. Одни именовали его «галльской», другие «сирийской», а третьи «французской» болезнью. Обусловлено это тем, что никто не хотел очернить честь своего народа.

В 1530 году Джироламо Фракасторо первым начал популяризировать знания о болезни. Именно он и дал название заболеванию. Стоит отметить, что его труд был написан не на научном медицинском языке, а стал, скорее, мифологической поэмой. В ней рассказывалось о пастухе по имени Сифиле, который якобы разозлил богов Олимпа, за что они и наградили его тяжелой болезнью. После того как труд разошелся в массах, болезнь чаще начали называть именем главного персонажа. Так и появилось название, которое дошло и до наших дней – сифилис.

После того как войска Карла VIII вернулись домой, уже успев разнести по Европе возбудителей сифилиса, континент был сражен не войнами, а коварной болезнью. Медики того времени не могли понять, что же послужило первопричиной возникновения опасной инфекции, но сегодняшние исследования доказывают, что ее завезли моряки, находившиеся в Южной Америке. Согласно выдвигаемой версии, спирохетоз является эндемичным заболеванием некоторых местных копытных, которые могли передать бактерии местным аборигенам, а те, в свою очередь — матросам.

Описание и пути заражения

Французская болезнь, или сифилис относится, к группе венерических заболеваний, возбудителем патологии является бактерия вида Treponema pallidum. Сифилис относится к ряду инфекционных заболеваний. Каковы способы передачи французской болезни?

  • ЗППП (половым путем).
  • Бытовым путем.
  • При контакте со слизистой оболочкой зараженного человека.
  • Через кровь (при переливании и пр.).
  • От матери к ребенку при родах.

Конечно же, особую опасность сифилис представляет для молодых людей, которые могут быть неразборчивы в интимных связях. Всегда стоит помнить о том, что сифилис – это по большей части заболевание, передающееся половым путем.

Симптомы и лечение

Инкубационный период сифилиса длится до 45 дней. Самый ранний симптом, который дает знать о том, что человек заразился французской болезнью – появление твердых язв, которые могут не вызывать каких-либо болевых ощущений. Они могут появляться в области половых органов и анального отверстия, а также на слизистых рта или на губах. Изначально язвочка представляет собой бледновато-красное пятнышко, после образуется папула, а затем образуется и сама язва.

Эта стадия называется первичный сифилис. Через некоторое время язвочки могут затянуться, что свидетельствует о том, что заболевание перешло во вторую фазу – вторичный сифилис.

В течение полугода на теле заразившегося человека появляются высыпания, пропадает аппетит, начинают выпадать волосы, а самого пораженного болезнью одолевают головные и суставные боли. Половые органы при вторичном сифилисе покрываются кондиломами.

Такая симптоматика наблюдается на протяжении трех-шести месяцев, после чего человек перестает быть заразным для окружающих. Однако это не значит, что он выздоровел. В этот период сифилис переходит в латентную стадию, а трепонема внедряется в кровь, органы, спинной и головной мозг.

При лечении сифилиса больному делают однократную инъекцию пенициллина. Врожденный, латентный и третичный сифилис требует больше усилий и увеличения дозы препарата.

Примечательно, что от сифилиса лечится не только сам больной, но и все его половые партнеры, которые также пребывают в зоне риска.

Опасность болезни

Если вовремя не приняться за лечение, существует вероятность того, что после перехода заболевания в латентную фазу у больного начнутся проблемы с органами зрения и сердечной системой.

Бездействие пораженного вирусом человека чревато тем, что на шестой месяц после заражения его могут начать одолевать психические расстройства, паралич и слепота. В конечном итоге без лечения сифилис приводит к смерти.

Профилактика

Самое главное, что должен сделать человек, чтобы обезопасить себя от сифилиса – соблюдать правила личной гигиены. Если сложилось так, что пришлось контактировать с человеком, зараженным этой болезнью, стоит сразу же ограничить общение на тактильном уровне и ни в коем случае не пользоваться его уходовыми принадлежностями, а также столовой атрибутикой (посудой, полотенцем и пр.).

Второе правило – избегать полового контакта с людьми, зараженными сифилисом, и всегда использовать контрацептивные средства.

Заключение

Узнав о том, что такое сифилис, можно сделать вывод, что это достаточно опасное заболевание, которое при отсутствии лечения может приводить к летальному исходу.

Из истории видно, что оно может поразить не только людей, обитающих в условиях с социально низким уровнем жизни, но даже тех, кто, будучи в достатке, считает себя полностью защищенным от него. Известно, что сам папа Павел III приглашал в Тридент врачей для того, чтобы излечить членов Тридентского собора. Теперь, зная, что называют французкой болезнью, и будучи предупрежденными о ее опасности, нужно следовать самым важным правилам профилактики, чтобы обезопасить себя от заражения.

Как Европу чуть не убил сифилис (11 фото)

Человечеству постоянно угрожают различные опасности. Были времена, когда наша раса находилась на пороге катастрофы, но все же удавалось выжить. Особенно опасны эпидемии, регулярно выкашивавшие значительную часть населения. Поговорим об одной из них.

Сифилис — это ужасающий удар по счастливому гедонизму, которым славилась Европа до эпохи пуританства. Кто бы мог подумать, что секс-туризм на Карибах и грандиозная оргия с несколькими тысячами проституток в Неаполе обернутся таким провалом? Провалом носов, в том числе. Но ведь с чего-то все начиналось. Однажды мир очнулся после очередной ночи любви и понял: никакого больше беззаботного веселья, теперь от секса можно умереть или, хуже того, превратиться в зомби.

Как первый же в истории отпуск на Карибах обернулся эпидемией сифилиса

В 1493 году Колумб и его друзья вернулись из первого в мире тура по Карибам и привезли гостинцы: новый путь в Индию (на самом деле нет), земельные приобретения для короны, табак, кокосы, сифилис и тропические плоды. Разумеется, сифилис был незапланированным подарком. Хотя не исключено, что индейцы-араваки намеренно подсовывали белокожим подпорченный товар.

Вернувшись из путешествия, зараженные, но все еще верящие в то, что «почешется и пройдет» моряки и солдаты принялись делать то, что подобает морякам и солдатам. Они начали прожигать полученные дублоны в борделях и быстро пришли к банкротству. После этого беднягам (и тем, кто заразился посредством них) не оставалось ничего, кроме как снова пойти работать наемниками.

Если верить кастильскому доктору Раю Диасу де Исле, первым в мире пациентом с сифилисом стал Винсент Пинзон, который, если что, был капитаном «Ниньи» — одного из трех кораблей, на котором команда Колумба открыла Америку.

Карл VIII пытается оттяпать Неаполь, а сифилис готовится оттяпать нос Карлу VIII

В Европе как раз разгорелась очередная серьезная буча, так что наемники были в цене. Французский король Карл VIII, женившийся на 15-летней Марии Анжуйской, мечтал завоевать ее сердце и заодно прославиться как великий завоеватель. Однако ничего из этого не вышло, все получилось даже хуже, чем «хуже не бывает».

У Карла VIII было не только смешное лицо, но и некие права на итальянские земли, поэтому он снарядил поход и отправился завоевывать Неаполитанское королевство и все, что попадется по дороге. Кроме армии солдат, состоявшей из 30 тысяч человек, он снарядил армию полковых проституток, которых было не меньше восьми сотен. Позаботившись о своих бойцах, Его Величество не забыл и про себя, забрав с собой целый гарем фрейлин, которые должны были «помогать по хозяйству». Хозяйство великого полководца не оставалось бездеятельным, так что он подавал заразительный пример войскам.

Сначала кампания шла преотлично. Неаполь быстро пал к ногам Карла, и он провозгласил себя королем Неаполитанского и Иерусалимского королевств, а также императором Востока. Чего еще желать мужчине в 24 года? По случаю невероятной победы король и его войска устроили грандиозную двухмесячную оргию, на которую стеклись тысячи проституток со всей Италии. В такой обстановке даже пары больных сифилисом маркитанток и солдат хватило бы, чтобы устроить эпидемию. Зараженных было явно больше и вскоре едва ли не каждый третий боец в славной армии был покрыт язвами.

Причиной сифилиса посчитали каннибализм и секс с конями

Поветрие грянуло как гром среди ясного неба. Это была словно чума, но гораздо уродливее и ужаснее. Она распространялась неведомым образом и немедленно породила массу кривотолков.

Современники этого поветрия рассуждали так: если чуму Господь послал за смертные грехи, то новую, еще более подлую болезнь, — за что-то намного более отвратительное. Отсюда пошли две первых теории происхождения сифилиса. Первая гласила, что это — кара за каннибализм, которым занимались солдаты Карла. Вторая говорила о том, что причиной стали массовые сношения с лошадьми. Хотя мы-то понимаем: кому нужны лошади, если Его Величество позвал на вечеринку тысячи самых горячих итальянских дев?

Карл VIII терпит поражение и умирает как подобает королю-неудачнику

Удача отвернулась от французов, объединенные силы итальянцев и испанцев выгнали армию сифилитиков обратно во Францию. Карл был посрамлен и в довершение переболел оспой, которая изуродовала его лицо. Было бы логично и иронично, если бы на самом деле это был сифилис, но, скорее всего, это не так. Приехав домой, король настрогал потомство, и ни у кого не было проблем с венерической болезнью, так что ему действительно хватило ума уберечься от этой хвори.

Читать еще:  Каким заболеваниям подвержено сочленение и почему

Карл, потерпевший унизительное поражение, распустил войска, а вместе с ними и наемников, которые хлынули во все уголки Европы, разнося «любовную чуму». Цунами эпидемии было таким мощным, что всего за полтора десятка лет сифилис разнесся по всей Евразии и Севрной Африке. В 1512 году с ней столкнулись даже японцы, которые, казалось бы, всеми силами пытались отгородиться от остального мира.

Как сказал Вольтер: «В своем легковерном походе на Италию французы приобрели Геную, Неаполь и сифилис. Потом они были отброшены и потеряли Неаполь и Геную, но сифилис остался при них».

Кстати, король Карл VIII вскоре после провальной экспедиции в Италию погиб слегка неестественной смертью: нечаянно ударился головой об косяк двери и разбил голову, словно перезрелую тыкву. Видимо, придворные были настолько недовольны тем, что с подачи их монарха сифилис стали называть «французской болезнью», что даже не стали придумывать ему смерть с фантазией, как, например, в случае с тезкой короля, Карлом Злым.

Сифилис изменил ход истории

Сифилис изменил мир гораздо сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Это была не просто очередная инфекция — он стал рычагом, который сдвинул горы истории. Во многом благодаря сифилису состоялся раскол церкви и к успеху пришли протестанты. Пуританство не нашло бы такого отклика в сердцах паствы, если бы у нее не было живого (а иногда уже и нет) подтверждения того, как Господь карает за разгульную жизнь.

Именно из-за того, что сифилис, прежде всего, пагубным образом влияет на волосы, появились парики, ставшие визитной карточкой Нового времени. Неудивительно и то, что человечество вспомнило и начало активно использовать еще одно прекрасное изобретение — презервативы.

Точно также необходимость лечить провалившиеся носы дала толчок европейской хирургии. Операция по восстановлению носа делалась причудливым образом: у пациента вырезался кусок кожи с руки, но не полностью — должен был оставаться лоскут, соединенный с телом, чтобы кровеносные сосуды продолжали снабжать этот кусок кожи кровью. Затем лоскут прикладывали к носу, и пациент был вынужден ходить с привязанной к голове рукой до тех пор, пока кусок кожи не приживется на месте носа. Человек, который придумал это, был или гением или безумцем

Именно сифилис помог Нидерландам обрести независимость от Испании. Болезнь была одной из основ антииспанской пропаганды: голландские протестанты утверждали, что источником заразы являются католики и, избавившись от их гнета, можно будет победить и болезнь.

Как бы там ни было, ни религиозная пропаганда, ни страх перед ужасающей болезнью не победили сифилис. Люди продолжали блудить направо и налево, несмотря ни на что. Достаточно сказать, что в Европе эпохи Возрождения он вообще стал основной причиной смерти. Грубо говоря, у среднестатистического европейца было больше шансов умереть от сифилиса, чем от войн, голода, иных болезней и уж тем более старости. На этом фоне тот факт, что у трех из Римских Пап предположительно была эта постыдная хворь, не кажется таким уж удивительным.

Эвфемизмы для сифилиса, которыми можно блеснуть в компании

Слово «Сифилис» имеет любопытную (и довольно скабрезную) историю происхождения. Его придумал врач и поэт Джироламо Фракасторо, который дал имя «Сифилус» (то есть «друг свиней») герою своей поэмы. В ней автор иносказательно рассказывал о симптомах болезни и представил свою версию ее происхождения: пастух Сифилус, истосковавшийся по женщинам, возлежал со своими свиньями и за это был наказан брезгливыми богами.

История всем понравилась и заразу начали называть «Сифилис». Хотя до этого у нее было много других звучных прозвищ: Черный Лев, Купидонова болезнь, Великая оспа, Венерическая чума, а шотландцы дали ей суровое название Грандгор, которое больше подходит этой болезни, чем легкомысленный «Сифилис».

Сифилис: история заболевания

В настоящее время практически все индивиды старше 16-18 лет уже имели сексуальный опыт и знают о множестве венерических заболеваний, передающихся именно половым путем. Одним из самых известных является сифилис, история которого уходит в далекие века и известна далеко не всем.

Происхождение сифилиса

Понятие «сифилиса» пришло в массы из поэмы итальянца Джироламо Фракасторо. Он был многосторонним человеком, изучал медицину, философию, сочинял. В своем произведении он нарек заболевание «сифилисом» или «французской болезнью». Главный герой – пастух Сифил был наказан этим недугом, поражающим половые органы, из-за интимной связи со свиньей.

Происхождение сифилиса описывал в своем труде Гиспер, испанский врач, практикующий в 15 веке. О причинах возникновения инфекции дерматовенерология спорит до сих пор. Одна категория исследователей утверждает, что сифилис был ввезен в Европу из Америки, другая считает, что он постепенно распространялся по Европе еще с древности.

Также среди врачей венерологов и инфекционистов бытует мнение, которое первым высказал М. В. Милич, что своим появлением сифилис «обязан» первому человеку. То есть, сифилис зародился вместе с человечеством.

Теории распространения инфекции

Версий о происхождении сифилиса множество, но можно выделить три основных.

Американисты считают, что заразу завезли моряки всемирно известного Колумба.

Теория 1. Ее приверженцы называют себя американистами. Они считают, что заразу завезли моряки всемирно известного Колумба. Одним из главных доказательств их теории являются записи испанского доктора Диаса Исла, который лечил мужчин из экипажа путешественника. Есть данные исторических хроник, которые подтверждают случаи вспышки данного заболевания в нескольких портовых городах Испании в 1493 году, когда Колумб вернулся из своего великого путешествия в Новый Свет. До этого времени подобного недуга с определенными симптомами в Европе не наблюдали. То есть, родина сифилиса, исходя из данных данной теории, Америка, остров Гаити.

Далее сифилис попадает на европейскую землю с помощью нескольких военных экспедиций Карла 8 и распространяется по центральной и северной части континента.

Стоит уточнить, что есть доказательства, которые опровергают данную теорию. Известный лекарь того времени Вильям Валлас утверждал, что за несколько столетий до первой вспышки эпидемий 1495 года, данное заболевание с похожими симптомами диагностировали у ирландцев. У них она известна под названием Французский Пустул. Поэтому есть мнение, что сифилис, наоборот, был завезен в Америку из Европы.

Теория 2. Согласно этой версии, сифилис такой же древний, как и сама медицина. Еще Гиппократ описывал «серьезное» заболевание с такими симптомами как язвы внутри рта и гортани, распространение воспаления в глазницы, образование кондилом на половых органах. Похожие данные были заявлены Галеном, Цельсом. К началу 16 века о сифилисе знали в каждом уголке Европы. Он распространялся довольно быстро из-за быстрого роста городов, многочисленных переселений народов и войн.

Теория 3. Самая молодая точка зрения о происхождении сифилиса высказывается африканистами. Они считают, что первым возник тропический сифилис у первобытных человекоподобных, проживающих в Центральной Африке. В основном, заболевание передавалось бытовым путем, при образовании городов постепенно переросло в недуг, передающийся половым путем.

Африканисты считают, что первым возник тропический сифилис у первобытных человекоподобных, проживающих в Центральной Африке

Эпидемии

Первая и самая длительная эпидемия сифилиса продлилась 50 лет (1493-1543г.) в Европе. О ее «начальной точке» спорят до сих пор. Одни исследователи считают, что заболевание пошло от карибских женщин Вест-Индии. Именно оттуда его и привезли моряки. Вторая категория ученых поддерживают Морбуса Галликуса. Он утверждает, что инфекция «пришла» из Франции, распространилась по Испании и Италии. Ее носителями стали войны армии короля Карла 8. Лекарям понадобилось несколько лет, чтобы установить основной путь передачи инфекции. Только после этого стало понятным, как именно распространяется заболевание среди людей, живущих далеко друг от друга.

Как раньше называли сифилис

Официальное название сифилис «получил» не сразу. Инфекцию раньше называли: Французская, Неаполитанская, Испанская, кастильская болезнь. Турки окрестили инфекцию Христианская болезнь. Первый доктор, который диагностировал, лечил сифилис называл его «Эспаньйолский змий». Во время первой эпидемии французы даже называли зудящую сыпь божьей карой.

Личная гигиена в эти времена была далеко не идеальной, поэтому заболевание довольно быстро распространялось. После инфицирования уже через 4-5 недель все тело покрывалось многочисленной сыпью, которая сильно чесалась, перерождалась в гнойники, постепенно поражала клетки нервной системы. Уже через 8-10 месяцев инфицированный умирал мучительной смертью. Приостановить развитие заболевания удалось, только применяя в лечении пенициллин.

В 1530 году в Италии появился стих поэта Джироламо Фракасторо о пастухе, который заразился страшной болезнью, его звали Сифилис. С этого времени это имя стало нарицательным.

Как лечили сифилис

В древности «порочную» инфекцию лечили ртутью. Ее добавляли в мази, делали ингаляции. Данный ингредиент предложил использовать известный лекарь того времени Парацельс. Мазь готовили в ступке из чугуна, смешивали ртуть, уксус, сливочное масло, свиное сало, серу, скипидар. Смесью несколько раз в день обрабатывали язвы. Позже доктора добавляли в состав кровь курицы, змеиный яд.

Всем известно, что ртуть токсична, поэтому многие пациенты умирали во время лечения от отравления, обезвоживания, удушья. Некоторые инфицированные, зная о тяжести и неэффективности лечения, предпочитали самоубийство. Если же человек проходил курс лечения до конца, у него полностью выпадали волосы, зубы, были серьезные проблемы со здоровьем. Были врачи, которые говорили, что данное средство медленно убивает больного, но другого средства от недуга не предлагали. Даже бытовало мнение, что без телесных мучений от сифилиса не избавиться.

Лечение сифилиса ртутью применялось 450 лет. Но талантливые лекари продолжали искать другие средства борьбы, например, рекомендовали пить отвар из муравьев, прикладывали к пораженным частям тела мертвых цыплят и дождевых червей, готовили сироп из розового меда и уксуса, отвары из листьев алоэ.

Средние века

В Средние века лечение сифилиса ртутью постепенно отошло, уступив место более щадящим методам. Ее заменила гваяковая смола, предложенная немецким доктором У. Гуттеном. Больного усаживали в натопленной бане, хорошо укутывали, обильно поили гваяковым настоем. Курс лечения 30 дней. Данное средство было действенным, если у инфицированного была первичная стадия заболевания. В некоторых странах предлагалось сжигать сифилитиков на костре, супругам разрешалось разводиться, если один из них был заражен. Сифилитиков запрещалось пускать в бани. Вплоть до 19 века считалось, что демонический сифилис — это наказание от богов за распущенность в сексуальном плане. В 18 ртутные препараты еще сохраняли свою актуальность, но в небольшой степени.

Читать еще:  Летучие боли в суставах и мышцах причины

18 и 19 века

Терапия в девятнадцатом веке сильно изменилась из-за многочисленных успешных открытий. Вместо ртути предложили использовать в лечении ее соли, например, сулема. Положительные результаты были, но токсическое действие также оставляло свой негативный отпечаток на общем состоянии здоровья.

Некоторые хирурги предполагали, что сифилис излечивает иссечение твердого шанкра. После было выяснено, что появление шанкра на пораженном органе означает, что основной источник инфекции – бледная трепонема, уже проникла в кровь, распространилась по всему организму.

Также в 19 веке сифилис лечили препаратами с йодом. Он менее токсичен по сравнению с ртутью, позволяет остановить воспалительный процесс, препятствовать возникновению осложнений. Лекарства, содержащие йодид натрия, применяются в лечении и по сей день.

В 19 веке сифилис лечили препаратами с йодом

Также с инфекцией успешно боролись, применяя препараты, содержащие бензол, мышьяк, висмут.

В 19 веке был открыт пенициллин, он быстро уничтожал трепонему. Также активно применялся метод увеличения температур – пиротерапия. Больного намерено заражали заболеванием, при котором поднималась температура, возникала лихорадка. Это негативно сказывалось на бактерии сифилиса, в некоторых случаях, она уничтожалась полностью.

Медицина в 20 и 21 столетиях

Современная медицина способна полностью излечить инфицированного от сифилиса. Несмотря на то, что бактерия бледной трепонемы существует очень давно, она не выработала методы защиты от пенициллиновых препаратов. Поэтому основной метод лечения этой инфекции последние 60 лет – прием пенициллина в разных формах. Дополнительно применяются макролиды, цефалоспорины, доксициклины.

При лечении застарелой, третичной формы сифилиса к приему стандартных антибиотиков присоединяют висмуты, пирогенал, мышьяк. Дозировки подбираются индивидуально, в зависимости от состояния здоровья пациента.

Несмотря на то, что в настоящее время можно вылечить практически все венерические заболевания, необходимо следить за своим здоровьем, не допускать их возникновения. Элементарная профилактика в виде соблюдения норм гигиены, исключения случайных половых связей, использования средств защиты во время интимной связи, поможет защитить здоровье от многих опасных для жизни недугов. Важно — внимательно относиться к своему организму, своевременно обращаться в медицинское учреждение.

Видео

Сифилис — история происхождения заболевания.

Французская болезнь Дюпюитрена

Представьте себе человека, у которого скрутило руки. Еще бы ничего, если бы скрутило только одну руку, но болезнь Дюпюитрена, как правило, поражает обе руки. Под этим названием скрывается заболевание соединительной ткани, поражающее ладонный апоневроз (широкая сухожильная пластинка) и сопровождающееся тяжелыми деформациями пальцев, вызывающими инвалидность больного.

Контрактура, или болезнь Дюпюитрена — это тяжелая и распространенная болезнь кисти, причина которой неясна. Среди всех заболеваний опорно-двигательного аппарата на ее долю приходится 1-3%. Существует множество гипотез и теорий, пытающихся объяснить ее возникновение. Так бывает всегда, когда нет ясного представления о механизмах заболевания. У мужчин контрактура Дюпюитрена имеет тенденцию к более быстрому прогрессированию, чем у женщин, да и встречается в основном у мужчин. Болезнь Дюпюитрена делает инвалидами молодых и здоровых людей, возникая в возрасте старше 30 лет. Особенно часто встречается от 40 до 60. Если заболевание возникает в молодом возрасте, то, как правило, отмечается быстрое прогрессирование симптомов и более тяжелое течение болезни.

Болезнь впервые описана в 1831 г. бароном Гийомом Дюпюитреном, знаменитым французским хирургом и носит его имя. Еще ее называют французской болезнью, видимо, потому что Дюпюитрен впервые обнаружил ее у французов.

Предполагается, что среди факторов, ее вызывающих, могут быть травматические повреждения кисти, гормональные нарушения (сахарный диабет), неврозы, травмы локтевого нерва, шейный остеохондроз, и, конечно же, отягощенная наследственность. В пользу генетических причин этого заболевания склоняется все больше специалистов, поскольку случаи болезни Дюпюитрена повторяются в разных поколениях одной семьи.

Чтобы разговор о ладонном апоневрозе был всем понятен, необходимо привести краткие сведения об анатомии человеческой кисти, которая представляет собой сложное анатомическое образование, содержащее много нервов, сухожилий, связок и костей. Такое строение кисти позволяет нам совершать множество разнообразных движений кистью. Кости формируют поддерживающий остов кисти. Между собой кости соединяются при помощи прочных связок. Суставы — это анатомические образования, которые обеспечивают подвижность соединения сочленяющихся друг с другом костей. Движения в суставах осуществляются при помощи мышц. Мышцы прикрепляются к костям при помощи сухожилий. Сухожилия и связки образованы соединительной тканью. К соединительнотканным образованиям также относятся фасции, представляющие собой разделительные мембраны, формирующие футляры для мышц и сухожилий. Контрактура Дюпюитрена формируется при “сморщивании”, сокращении ладонной фасции в результате избыточного развития соединительной ткани. Такой патологический процесс приводит к невозможности разгибания одного или более пальцев.

Начинается болезнь с появления омозолелостей в виде узелков на коже ладоней. В этот начальный период болезни пациент жалуется на чувство стягивания пальцев. Затем под кожей появляются спаянные с ней фиброзные тяжи, которые вызывают сгибательную контрактуру пальцев и буквально скрючивают руки. Эти фиброзные тяжи легко прощупываются под кожей. Наиболее часто в процесс вовлекается безымянный палец и (или) мизинец. Часто контрактура Дюпюитрена развивается одновременно на обеих кистях. По некоторым данным, которые не представляются пока достаточно убедительными, наиболее подвержены этой болезни жители Скандинавии, Ирландии и выходцы из Восточной Европы. Болезнь может иметь острое начало, но в большинстве случаев выраженные симптомы появляются только через несколько лет после начала заболевания.

Процесс начинается с поражения пястно-фаланговых и межфаланговых суставов, к которому присоединяется нарушение подвижности в дистальных отделах пальцев. Эта болезнь редко сопровождается болью, если только пораженные пальцы нечаянно или намеренно не будут вытянуты. Болезнь Дюпюитрена развивается, как правило, постепенно и проявляет себя периодами обострений и светлых промежутков. Различают несколько степеней болезни. Первая — наличие узелков и тяжей на ладони; функция пальцев и кисти не нарушена. Вторая степень — распространение тяжей и узлов на проксимальную фалангу одного или нескольких пальцев; нарушается функция пальцев; полное активное и пассивное разгибание невозможно. Третья степень — стойкая деформация и ограничение функции кисти за счет распространения процесса на среднюю фалангу пальцев и глубокую фасцию.

Французская болезнь

При нынешней тяге к празднованию круглых дат мы в 1999 году вполне могли справить солидный юбилей – 500-летие появления сифилиса на Руси.

В 1499 году Великий князь Иван Васильевич среди прочих поручений, данных посланному в Литву боярскому сыну Мамонову, велит по пути осведомиться, не болен ли кто в Смоленске новой болезнью, которая сопровождается «страданиями кожи» и называется французской. Слухи оказались небеспочвенными, болезнь уже пришла — из Польши.

При императрице Елизавете Петровне в 1762 году в Петербурге было открыто первое российское лечебное и вместе с тем исправительное учреждение – «Калинкинский исправительный дом с госпиталем при нем». В дальнейшем он стал городской Калинкинской больницей.
При Екатерине Второй Сенат постановил: всех женщин, одержимых венерическими болезнями, по излечении ссылать на поселение в Нерчинск. Таким образом заболевание сифилисом было приравнено к преступлению. Что же касается «излечения», то говорить о нем в полной мере было несерьёзно – сифилис лечили в то время втиранием ртутных мазей, что давало лишь некоторое облегчение.

Когда в 1843 году произошла легализация проституции в России, был создан особый врачебно-полицейский комитет для выявления проституток и надзора за ними. Одной из функций комитета было освидетельствование женщин на предмет сифилиса. Однако, по некоторым данным на одного врача комитета в иной день приходилось до 300 проституток. Пропустить симптомы болезни при такой массовости было немудрено. Сифилис продолжал гулять по стране, и часто заражение происходило уже бытовым путем.
В своей книге «История проституции в России» (1871г.) М.Кузнецов приводит следующий пример:
«Комиссия (имеется в виду комиссия по надзору за бродячими женщинами, учрежденная в 1847 году – М.О.) не раз встречала зараженных, но еще невинных молодых девушек (от 9 до 14 лет), которые получали болезнь или совершенно безвинно, живя с больными женщинами, или же позволяя себе непростительные, близкие к проституции шалости с мужчинами, бывшими в то время зараженными. Так, например, 11 апреля 1852 года вместе с бродячими женщинами была захвачена 13-летняя девочка Т.Б., которая оказалась зараженной, хотя была еще невинна».
Известно, что в некоторых деревнях все (!), от мала до велика, были заражены сифилисом (совсем малые, естественно, бытовым путем).

То, что болезнь продолжает распространяться, констатировал и Первый съезд по борьбе с сифилисом, состоявшийся в 1897 году. Несколько позже яркое описание будней уже упомянутой Калинкинской больницы и типажей ее пациенток дал в своей книге «Торгующая телом» (1910) врач-сифилидолог Б.И. Бентовин. Вот, например, «бланковая» Капитолина К. 28-ми лет. С 18 лет она больна сифилисом, и каждый год по нескольку раз попадает в больницу. Врач подсчитал, что за это время она провела в ней 4 года и 4 месяца.
После октября 1917 года многие врачи-венерологи с дореволюционным стажем, даже такие известные, как профессора С.Я. Кульнев и Ф.А. Вальтер, стали сотрудничать с новой властью. При комиссариате здравоохранения был создан венерологический совет. Реальной помощью проституирующим женщинам стала организация в Петрограде венерических диспансеров, бесплатное лечение в специальной больнице им. В.М. Тарновского. Была открыта школа-санаторий для детей-сифилитиков.

А как обстоят дела сегодня? На ряд вопросов ответил известный петербургский венеролог А.П. Гельгиссер, проработавший в этой области более тридцати лет. Первый вопрос – с историческим уклоном.

— Если сифилис завезли из Нового Света испанские конкистадоры, а Колумб открыл Америку в 1492 году, то получается, что болезнь шла по Европе победной поступью, уже в том же десятилетии объявившись в России?

— Испанцы – одна из версий. Милич в своей книге «Эволюция сифилиса», которая читается, как хороший детектив, говорит о египетских мумиях с обнаруженным у них третичным сифилитическим поражением костей. Так что болезнь эта очень древняя.

— Названия она носила разные. А откуда возникло современное?

— По имени пастуха Сифилуса из итальянской поэмы ХYI века, которому в наказание за любвеобилие боги ниспослали болезнь, описанию которой поэма и посвящена.

Читать еще:  Круглая спина торчащие лопатки изгибы позвоночника кифоз лордоз спондилолистез

— В советское время с последователями итальянского пастуха боролись весьма решительно – неукоснительно отслеживалась вся цепочка заражения, существовала жесткая статья УК, карающая за поставление в опасность заражения или преднамеренное заражение. А что теперь?

— Старая статья смягчена, но зато появилась новая, более суровая – по СПИДу. Темпы же роста распространения вензаболеваний сейчас соответствуют темпам времен Гражданской войны. Несколько лет назад в Госдуме прозвучала цифра – рост в 54 раза. Однако точной и честной цифры сейчас нет. Почему идет рост – тоже ясно: ширится охват сексуальными услугами.

— Чем же статистика в советское время была честнее?

— Цифры сейчас явно занижены, так как в широко развившейся частной сети лечения пациентов, естественно, не регистрируют. При этом пациент сплошь и рядом сталкивается с некачественным лечением, которое нередко осуществляется не специалистами-венерологами. Человек читает в объявлении: «Профессор, доктор медицинских наук» и т.л. Да, профессор, но специальность у него может быть совсем иная, и он закончил лишь краткие курсы по дермато-венерологии. Опыта практически нет. Кроме того, в лицензии на частную практику бывает обозначено только право на обследование, но не на лечение. Но кто требует и читает лицензии? Перед больным – врач, и пациент ему доверяет. Например, в Англии частная врачебная практика разрешена, но при этом врач должен состоять на государственной службе.

— Но если анонимность всё же необходима?

— Обращаться лучше в государственные диспансеры – при них сейчас созданы отделения анонимного лечения. Первое – уровень медпомощи гораздо выше. Второе – всё же заводится карточка, в которой указываются пол, возраст, район проживания, диагноз. Таким образом, пациент учитывается как единица, пусть и безымянная. С ним проводится беседа, и если человек здравомыслящий, он всё поймет, а дальше – дело его совести.
Кстати, интересен такой факт – чем интеллигентнее человек, тем позже он обращается к врачу. Психология такова: «Уж у меня-то этого быть не может». И в ход идет совершенно бесполезное самолечение – от зеленки до облепихового масла.

Опубликован: «Калейдоскоп-Интим» №41 — 1999.

Иллюстр.: газетное сообщение о «Чубаровском деле», 1926 г.

Французская болезнь

Если в эпоху модерна французской болезнью называли сифилис, то после Второй мировой почетное место в национальном пантеоне недугов заняла синефилия. Накат «новой волны» легитимировал этот факт. Трудно сказать, что было важнее в ее идеологии — культ авторства (модернистский) или культ синефильства (тот, из которого в кино пришел постмодернизм). Впрочем, оба культа между собой тесно связаны.

Эстетика «волны» сформировалась под влиянием теории и наставнической деятельности Андре Базена, который с подозрением относился к экспрессионистским и монтажным эффектам, считая, что кино — искусство реалистическое. В то же время деятели «новой волны» были страстными фанами американского жанрового кино. Для этих «хомо синематикус», выкормышей Парижской синематеки, кино было способом, стилем и философией жизни, и отношения с последней выяснялись в неустанных диспутах о первом. Авторское начало образовывало вертикаль всей конструкции, синефилия — горизонталь.

Но ни одна волна не приходит одна. Согласно пророчеству Жиля Жакоба, опубликовавшего в 1964 году дерзкую статью «Новая волна или молодое кино?», синефилам первого поколения придет конец: их сектантская лавочка треснет под натиском следующего потопа. Ожидания Жакоба — одного из главных оппонентов «волны» —оправдались: нахлынувшая «новая новая волна» по части синефилии перещеголяла свою предшественницу. Связь времен не прервалась: синефилы-новобранцы охотно цитировали кино 60-х и почтительно оглядывались на его мифологию. Те же, кто еще недавно с азартом попирал отеческие гроба, сами превратились в классиков. Например, Лео Каракс стилизовал под Годара даже свою личную жизнь.

Синефилию как болезнь можно диагностировать практически у любого французского режиссера — и чем он крупнее, тем серьезнее диагноз. Часто деятели кино сами страдали от этой болезни и инфицировали ею своих соратников и последователей.

Франсуа Трюффо отказался уничтожить материал, не вошедший в «Четыреста ударов» (Les quatre cents coups, 1959), еще не ведая, что будет делать продолжение. В дальнейших фильмах о Дуанеле режиссер использует эти старые кадры как флешбэки; появление Жан-Пьера Лео в никогда не виденных сценах производит магическое впечатление. Это отнюдь не нарциссическая синефилия; это не что иное, как этический реализм в базеновском смысле. Моральный кодекс «новой волны» требовал максимального сближения жизни и кинематографа, особых отношений режиссера с актером. Некоторые женились на своих музах (Годар — Анна Карина, Шаброль — Стефан Одран), но именно в нестандартном случае Трюффо и Лео особенно очевидна степень идентификации актера c персонажем. Жизнь в кино переживается не просто как жизнь, а как «больше, чем жизнь».

Стиль режиссера балансирует между холодным «протоколом страсти» и горячей «декларацией любви», становится способом рассказать о преследующем его героев (и его самого) одиночестве, о неразрешимых вопросах, о неизлечимых травмах. Один из главных вопросов ставится Трюффо в «Американской ночи» (La nuit américaine, 1973) устами того же Жан-Пьера Лео: правда ли, что кино серьезнее жизни?

«Американская ночь» оказалась ключевым фильмом поздней «новой волны» еще и потому, что обнаружила непреодолимые противоречия между Трюффо и Годаром. Между ними вспыхнула переписка: Годара
упрекал Трюффо в том, что предавая правду в кино, тот предает жизнь. «Ты лжец!» — прямо завил Годар автору «Американской ночи» и напомнил, что как-то встретил Трюффо в ресторане с Жаклин Биссе (исполняющей в картине роль кинодивы). В жизни все выглядело так,
будто у режиссера и актрисы роман, а в фильме, с возмущением пишет Годар, все спят с Жаклин, кроме самого режиссера Феррана — героя Трюффо. С точки зрения ортодоксального кодекса «новой волны» это было чудовищной неправдой и предательством.

Сегодня эта полемика кажется наивной и беспредметной. Годар — иконо борец и авангардист, Трюффо — классик и традиционалист, Годар — структуралист-интеллектуал, Трюффо — гуманист-интеллигент. Но оба прежде всего критики, которые снимают не триллер, а фильм о триллере («На последнем дыхании»; À bout de soufflé, 1960), не фарс, а фильм о фарсе («Такая красотка, как я»; Une Belle Fille Comme Moi, 1972). В этом уже были зачатки постмодернизма.

Те же, кто пришел после, все больше камуфлируют модернистские пережитки и все смелее воспроизводят мифологические архетипы своих предшественников. Например, Андре Тешине в «Месте преступления» (Le lieu du crime, 1986) простодушно воспроизводит финал «Жюля и Джима» (Jules et Jim, 1961), привлекая троицу вечных бродяг, не способных выяснить свои запутанные отношения без того, чтобы пустить автомобиль под откос.

Здесь уместно подумать о различиях французского и американского культа кино. Классический Голливуд не признавал Автора, а значит, не было и почвы для синефильской ностальгии. «Новый Голливуд», напротив, впитал опыт европейских «новых волн»: как говорил Клод Лелуш, «самое интересное в Спилберге — это Годар». Американцы охотно переняли у французов идею культового кино, но синефилами в полном смысле не стали: для этого они слишком душевно здоровы. Делая римейки знаменитых лент (своих и европейских), они видят в первоисточнике не миф, а просто удачный, пригодный для перелицовки сюжет.

Во Франции же синефильская хворь неистребима. Она не обязательно распространяется на великие фильмы; тот же Трюффо говорил: «Что такое суждение киномана? Достаточно еще раз пересмотреть разруганный когда-то фильм, увидеть актеров, которых уже нет в живых, чтобы вами овладело чувство нежности, ностальгии. Поверьте, настанет день, и высоколобые киногурманы полюбят де Фюнеса».

Синефилией серьезно болен Франсуа Озон: самое яркое свидетельство тому — «8 женщин» (8 femmes, 2001), где режиссер воспроизводит техниколор как стиль времени, собирает под одной крышей кинодив разных эпох и заставляет двух женщин Трюффо — Катрин Денев и Фанни Ардан — сыграть драку, переходящую в страстный поцелуй.

Последнюю стадию синефилической болезни можно диагностировать по стилизованному под фильм категории «Б» «Последнему сеансу» (Dernière séance, 2011) Лорана Ашара — хронике ночных прогулок серийного убийцы, коллекционирующего женские ушки, а в дневную смену — киномеханика разорившегося кинотеатра, который торчит от фильма Поля Веккиали «Женщины, женщины» (Femmes femmes, 1974). Синефилия — не что иное, как предельная форма преступного идеализма, — говорит Ашар и вешает украденные у жертв сережки на постеры Греты Гарбо и Бетт Дэвис. Иногда подсказки Ашара даже слишком настойчивы: 1963 — код на двери дома очередной жертвы Сильвана — памятен маньяку как год выхода на экран «Шербурских зонтиков» (Les parapluies de Cherbourg, 1963). На афишах кинотеатра — «Пленница» (La captive, 2000) Шанталь Акерман, «Карпатский гриб» (Le champignon des Carpathes, 1990) Жан-Клода Бьетта, «Женщины, женщины» Поля Веккиали и «Последние дни» Гаса Ван Сента; на входе в подвальное убежище маньяка мы читаем название фильма Жака Тати «Время развлечений» (Play Time, 1967). Не дом, а кинотеатр или эстетский колумбарий. Никому не удастся избегнуть кровавой участи: убийца крошит первых встречных под звуки «Французского канкана» (French Cancan, 1954) Ренуара. Герой Габена не хороший и не плохой, а «просто другой». Так и Сильван ничем не хуже. «Последний сеанс» — это автопародия с послевкусием трагедии, только самому Ашару это невдомек.

Тема фильма «Разрез» (Cut, 2011), снятого иранцем-эмигрантом Амиром Надери, — величие прошлого и ущербность настоящего. Молодой режиссер, заядлый киноман, молится на могилы своих идолов Одзу и Куросавы и скандирует романтические лозунги: «Кино — не шлюха! Кино должно снова стать искусством! Позор алчным продюсерам!» Расправа над этим мечтателем придумана со всей синефилической беспощадностью: горе-режиссер угодит в рабство к якудзе, который будет поколачивать его в воспитательных целях. Но вспоминая великие кинокартины прошлого и их великих жертв — «Дорогу» Феллини, «Искателей» Форда, «Пролетая над гнездом кукушки» Формана, — он легко забудет о досадных мелочах повседневности: даже самая горькая жизнь пролетит незаметно перед воображаемым экраном. Отработав долг и вырвавшись из плена мафиози, герой сразу влезает в новый — чтобы снять фильм, который, возможно, пополнит список икон. Французы, разумеется, занимают в этом списке достойное место: назовем хотя бы «Лолу Монтес» (Lola Montès, 1955) Макса Офюльса, которая входит в обязательную программу любого синефильского культа со времен «новой волны».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector