0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

История одной болезни

Текст песни(слова) Триада(Нигатив) — История одной болезни

Друзья! Обращаем Ваше внимание: чтобы правильно исправить текст песни, надо выделить как минимум два слова

Всё началось довольно неуклюже и глупо
После безумной шутки, был май и скучные будни,
Я и моя сестра решили набрать её подруге,
Сказал, что я люблю её, не могу жить типа.

Ну посмеялись пару минут и будет.
Мы не были знакомы и разумные люди,
Я беспечно извинялся, при первой же встрече
Решили повстречаться, просто так от делать нечего.

Мне нравилось, что мне она не нравится,
Ибо от прошлого романа еще остались шрамы,
Вроде бы не умна казалась, вроде не красавица,
И кайф — любовные дела были не по карману.

Она играла, довольно часто звонила,
Говорила, мило улыбаясь: «Привет любимый»
И не известно, сколько бы это продлилось,
Ничем не рискуя, как я считал, тем же отвечая.

И тут зачем то в Москву с Лёхой уезжаем,
Она провожает, говорит тоскует, будет ждать,
Через пару суток я начинаю замечать
Что мысли о ней то спотыкаются, то вихрем летают.

Я возвращаюсь, и, как последний фраер,
Кинув сумку на вокзале, мчу к ней с цветами,
Она не понимает, хлопает глазами,
Ничё не напоминает? Думаю, всё — доигрались.

Я уже вижу край! Я уже теряю почву!
Если это только цветочки, надо линять срочно!
Не то вечером, не то ночью, сейчас не помню точно,
Отправляю смс с одной точкой.

Она звонит тут же, мол может быть нужно
Дать хотя бы для дружбы нам ещё один шанс,
Но с головой моей явно всё хуже и хуже,
Я уже не различаю — где я, а где фарс.

Припев:
Для тех, кто парит над бездной,
Когда любая помощь бесполезна.
Это как гулять по оголённому лезвию,
Просто история одной болезни.

Меня нереально крутит, а та вероятно шутит
И тупо по 2-3 дня всё так же не берёт трубки,
А я как ненормальный, с мечтательными стихами
Умолял её: Оставь! Оставь! Прошу тебя!

Вроде расстались, сразу стало всё ровно,
С одной маленькой ремаркой: мне правда очень хреново,
И я устал встречать её в снах снова и снова,
Представьте, больше месяца один сон, слов нет.

Лето, ночь, душно, я на мокрой подушке,
Тихо скулил и думал, вот послушайте:
Я видел смерть близких, смерть самых лучших,
Переносил равнодушно, а эта дрянь так душит!

Я думал это не пройдет никогда
Не может в чужих городах,
В незнакомых прохожих искал похожую,
И по новой — мороз, дрожь эта,
Муражки по коже, не важно жара или холода.
Идешь на поправку вроде, светлее голова,
И тут раз смс приходит: «Привет. Как дела?» — Б*я!
И опять пять кругов отчаяния
Кричать от боли: Оставь меня в покое!

Припев:
Для тех, кто парит над бездной,
Когда любая помощь бесполезна.
Это как гулять по оголённому лезвию,
Просто история одной болезни.

Вообразите, с первой встречи прошло где то 2 года,
Как Питер, Краснодар штормит, у нас непогода,
И снова она снится, и я, ни разу не гордый,
Через весь город, как в бреду, иду ночью промозглой.

Будем считать это дождь был, это он бил
По щекам, и глаза водой наполнил,
Как сейчас помню, сижу промокший весь,
Встречаем рассвет вместе: я, сигарета, её подъезд.

Но пора давно подвести итог песни —
Я счастлив с другой, я любим, мы вместе,
Только воспоминания о той боли неестественной.
Прошу вас даже в шутку не бросайте словами.

И вот еще что, это важно и правильно,
Я, правда, очень сожалею об одной эпиграмме —
Альбом «Орион», 8 марта, окончание,
Когда передал привет Тарановой Светлане.

Припев:
Для тех, кто парит над бездной,
Когда любая помощь бесполезна.
Это как гулять по оголённому лезвию,
Просто история одной болезни.

Понравился текст песни? Напиши в комментарии!

Текст песни(слова) Триада(Нигатив) — История одной болезни

Друзья! Обращаем Ваше внимание: чтобы правильно исправить текст песни, надо выделить как минимум два слова

Всё началось довольно неуклюже и глупо
После безумной шутки, был май и скучные будни,
Я и моя сестра решили набрать её подруге,
Сказал, что я люблю её, не могу жить типа.

Ну посмеялись пару минут и будет.
Мы не были знакомы и разумные люди,
Я беспечно извинялся, при первой же встрече
Решили повстречаться, просто так от делать нечего.

Мне нравилось, что мне она не нравится,
Ибо от прошлого романа еще остались шрамы,
Вроде бы не умна казалась, вроде не красавица,
И кайф — любовные дела были не по карману.

Она играла, довольно часто звонила,
Говорила, мило улыбаясь: «Привет любимый»
И не известно, сколько бы это продлилось,
Ничем не рискуя, как я считал, тем же отвечая.

И тут зачем то в Москву с Лёхой уезжаем,
Она провожает, говорит тоскует, будет ждать,
Через пару суток я начинаю замечать
Что мысли о ней то спотыкаются, то вихрем летают.

Я возвращаюсь, и, как последний фраер,
Кинув сумку на вокзале, мчу к ней с цветами,
Она не понимает, хлопает глазами,
Ничё не напоминает? Думаю, всё — доигрались.

Я уже вижу край! Я уже теряю почву!
Если это только цветочки, надо линять срочно!
Не то вечером, не то ночью, сейчас не помню точно,
Отправляю смс с одной точкой.

Она звонит тут же, мол может быть нужно
Дать хотя бы для дружбы нам ещё один шанс,
Но с головой моей явно всё хуже и хуже,
Я уже не различаю — где я, а где фарс.

Припев:
Для тех, кто парит над бездной,
Когда любая помощь бесполезна.
Это как гулять по оголённому лезвию,
Просто история одной болезни.

Меня нереально крутит, а та вероятно шутит
И тупо по 2-3 дня всё так же не берёт трубки,
А я как ненормальный, с мечтательными стихами
Умолял её: Оставь! Оставь! Прошу тебя!

Вроде расстались, сразу стало всё ровно,
С одной маленькой ремаркой: мне правда очень хреново,
И я устал встречать её в снах снова и снова,
Представьте, больше месяца один сон, слов нет.

Лето, ночь, душно, я на мокрой подушке,
Тихо скулил и думал, вот послушайте:
Я видел смерть близких, смерть самых лучших,
Переносил равнодушно, а эта дрянь так душит!

Я думал это не пройдет никогда
Не может в чужих городах,
В незнакомых прохожих искал похожую,
И по новой — мороз, дрожь эта,
Муражки по коже, не важно жара или холода.
Идешь на поправку вроде, светлее голова,
И тут раз смс приходит: «Привет. Как дела?» — Б*я!
И опять пять кругов отчаяния
Кричать от боли: Оставь меня в покое!

Припев:
Для тех, кто парит над бездной,
Когда любая помощь бесполезна.
Это как гулять по оголённому лезвию,
Просто история одной болезни.

Вообразите, с первой встречи прошло где то 2 года,
Как Питер, Краснодар штормит, у нас непогода,
И снова она снится, и я, ни разу не гордый,
Через весь город, как в бреду, иду ночью промозглой.

Будем считать это дождь был, это он бил
По щекам, и глаза водой наполнил,
Как сейчас помню, сижу промокший весь,
Встречаем рассвет вместе: я, сигарета, её подъезд.

Но пора давно подвести итог песни —
Я счастлив с другой, я любим, мы вместе,
Только воспоминания о той боли неестественной.
Прошу вас даже в шутку не бросайте словами.

И вот еще что, это важно и правильно,
Я, правда, очень сожалею об одной эпиграмме —
Альбом «Орион», 8 марта, окончание,
Когда передал привет Тарановой Светлане.

Припев:
Для тех, кто парит над бездной,
Когда любая помощь бесполезна.
Это как гулять по оголённому лезвию,
Просто история одной болезни.

Понравился текст песни? Напиши в комментарии!

Нигатив — История одной болезни

Альбом: Точка Опоры. Белый том (2010)

Всё началось довольно неуклюже и глупо
После безумной шутки, был май и скучные будни,
Я и моя сестра решили набрать её подруге,
Сказал, что я люблю её, не могу жить типа.
Ну посмеялись пару минут и будет.
Мы не были знакомы и разумные люди,
Я беспечно извинялся, при первой же встрече
Решили повстречаться, просто так от делать нечего.
Мне нравилось, что мне она не нравится,
Ибо от прошлого романа еще остались шрамы,
Вроде бы не умна казалась, вроде не красавица,
И кайф — любовные дела были не по карману.
Она играла, довольно часто звонила,
Говорила, мило улыбаясь: «Привет любимый»
И не известно, сколько бы это продлилось,
Ничем не рискуя, как я считал, тем же отвечая.
И тут зачем то в Москву с Лёхой уезжаем,
Она провожает, говорит тоскует, будет ждать,
Через пару суток я начинаю замечать
Что мысли о ней то спотыкаются, то вихрем летают.
Я возвращаюсь, и, как последний фраер,
Кинув сумку на вокзале, мчу к ней с цветами,
Она не понимает, хлопает глазами,
Ничё не напоминает? Думаю, всё — доигрались.
Я уже вижу край! Я уже теряю почву!
Если это только цветочки, надо линять срочно!
Не то вечером, не то ночью, сейчас не помню точно,
Отправляю смс с одной точкой.
Она звонит тут же, мол может быть нужно
Дать хотя бы для дружбы нам ещё один шанс,
Но с головой моей явно всё хуже и хуже,
Я уже не различаю — где я, а где фарс.

Читать еще:  Межпозвоночная грыжа пояснично крестцового отдела позвоночника

Для тех, кто парит над бездной,
Когда любая помощь бесполезна.
Это как гулять по оголённому лезвию,
Просто история одной болезни.

Меня нереально крутит, а та вероятно шутит
И тупо по 2-3 дня всё так же не берёт трубки,
А я как ненормальный, с мечтательными стихами
Умолял её: Оставь! Оставь! Прошу тебя!
Вроде расстались, сразу стало всё ровно,
С одной маленькой ремаркой: мне правда очень хреново,
И я устал встречать её в снах снова и снова,
Представьте, больше месяца один сон, слов нет.
Лето, ночь, душно, я на мокрой подушке,
Тихо скулил и думал, вот послушайте:
Я видел смерть близких, смерть самых лучших,
Переносил равнодушно, а эта дрянь так душит!
Я думал это не пройдет никогда
Не может в чужих городах,
В незнакомых прохожих искал похожую,
И по новой — мороз, дрожь эта,
Муражки по коже, не важно жара или холода.
Идешь на поправку вроде, светлее голова,
И тут раз смс приходит: «Привет. Как дела?» — Бля!
И опять пять кругов отчаяния
Кричать от боли: Оставь меня в покое!

Для тех, кто парит над бездной,
Когда любая помощь бесполезна.
Это как гулять по оголённому лезвию,
Просто история одной болезни.

Вообразите, с первой встречи прошло где то 2 года,
Как Питер, Краснодар штормит, у нас непогода,
И снова она снится, и я, ни разу не гордый,
Через весь город, как в бреду, иду ночью промозглой.
Будем считать это дождь был, это он бил
По щекам, и глаза водой наполнил,
Как сейчас помню, сижу промокший весь,
Встречаем рассвет вместе: я, сигарета, её подъезд.
Но пора давно подвести итог песни —
Я счастлив с другой, я любим, мы вместе,
Только воспоминания о той боли неестественной.
Прошу вас даже в шутку не бросайте словами.
И вот еще что, это важно и правильно,
Я, правда, очень сожалею об одной эпиграмме —
Альбом «Орион», 8 марта, окончание,
Когда передал привет Тарановой Светлане.

Для тех, кто парит над бездной,
Когда любая помощь бесполезна.
Это как гулять по оголённому лезвию,
Просто история одной болезни.

Текст песни рэпера Нигатив – История одной болезни. Слова трека с объяснениями пользователей.
На этой странице пользователи сайта и исполнитель объясняют текст композиции рэпера Нигатив. Краткую справку о том, как объяснить текст песни История одной болезни исполнителя Нигатив, вы можете прочитать в белой рамке над текстом песни.
Для объяснения нужно:
– выделить фрагмент текста;
– вписать в появившуюся форму смысл выделенного предложения;
– нажать на кнопку отправить.
Объяснение смысла текста песни История одной болезни исполнителем Нигатив будут выделены зеленым цветом.

Текст песни — «История одной болезни» рэпера Нигатив взят из открытых источников или прислан пользователями сайта.

Надежда Никольская — История одной болезни

Надежда Никольская — История одной болезни краткое содержание

Однако так ли идеален Анатолий? Выдержит ли ее любовь новое испытание, когда она узнает, какой страшный секрет скрывает возлюбленный?

История одной болезни читать онлайн бесплатно

История одной болезни

Любой доктор хорошо знает, что история жизни очень часто превращается в историю болезни. Опытные врачи не сомневаются, что их роль в лечении, так же как и в жизни, часто оказывается очень скромной. Несмотря на внешние эффекты.

Есть болезни, которые, незаметно подступая, без всякого труда ломают жизнь целой семьи навсегда. Отнимают у людей не только близких, но и хорошие, теплые воспоминания о них, оставляя только горе. Можно надеяться, что некоторые вещи никогда не коснутся именно твоей семьи, но, к сожалению, это часто лишь иллюзия.

Все персонажи этой книги вымышлены, любые совпадения – случайность, но рассказанная история вполне может показаться кому-то знакомой.

Райке ее имя никогда не нравилось. Даже собственная жизнь казалась ей обыкновенной и скучной из-за неудачного выбора родителей. Она знала, что назвали ее в честь бабушки, которая тогда была еще жива. Но понимала и то, что не унаследовала от нее ни железного характера, ни житейского склада ума, которым можно было бы пользоваться в сложные моменты. Став старше, Раиса вычитала, что ее имя означает «легкая, покорная, уступчивая», после чего решила, что бабушка была исключением из Раис. С другой стороны, может быть, в качестве компенсации, до определенного момента сложные ситуации, требующие самостоятельных решений, обходили саму Райку стороной. Но все равно ей нравилось думать, что, будь она, например Марианной или Вероникой, на худой конец Изольдой, ее жизнь складывалась бы гораздо интереснее.

И не просто интереснее. Например, Райка завела бы больше друзей. Ну не друзей, друзья у нее имелись, только не в школе. Она бы встречалась в седьмом классе с Петром Великим. А так… Петр на нее даже ни разу не посмотрел. Правда, на других девчонок в школе он тоже не так уж и заглядывался.

Райка считала, что одноклассники ее недолюбливают, потому что Раисой Калистратовной звали ненавидимую всеми учительницу химии, и часть ненависти автоматом досталась просто Райке, – но, надо сказать, она ошибалась. Ненавидели ее не за имя, скорее за неприятную привычку не давать списывать на контрольных. Впрочем, списать при всем желании она могла дать только на русском или на английском, в крайнем случае на литературе. Списывать у нее алгебру или геометрию решился бы только полный идиот.

Но школа – что школа? Школа, в конце концов, закончилась. Во взрослой жизни, будь Райка какой-нибудь Изольдой, она бы стала, например, актрисой и не сидела бы сейчас перед компьютером, а раздавала бы автографы на премьерах. Или нет, она бы поехала на курорт, на остров Баунти, сидела бы там под пальмой и пила коктейль.

Райка тяжело вздохнула, отхлебнула горький, давно остывший чай и безуспешно попыталась сосредоточиться на работе.

Сегодня ей никак не удавалось отделаться от задумчивости. Виной тяжелого состояния был сон. Сны Райке снились очень редко, и обычно она даже не пыталась их запомнить. Ей вполне хватало реальности. В реальности были муж, к которому она привыкла, сын, которого она обожала, и мама, которую она любила и по детской привычке слегка побаивалась. Но сегодня ночью приснился…

А кто, собственно, ей приснился? Райка отвернулась от компьютера и уставилась в окно, пытаясь вспомнить героя своего сновидения. Нет, лица она, кажется, даже не видела. И голоса не слышала. Видела только фигуру, жест. Да, ей приснилась драка. Как будто она защищает какую-то крепость. Вместе с ним. Но только он-то защищает не крепость, он защищает ее, Райку. Пожалуй, именно это ощущение, оставшееся от сна как послевкусие, и не давало бедной женщине покоя. Ее никогда никто не защищал. Правда, она как-то и драться никогда не пробовала. И все же, вот интересно, муж стал бы защищать ее в драке? Заслонил бы собой? Райка пожала плечами и подумала, что, наверное, у нее непорядок с головой. От кого ее защищать и зачем? Да и милицию вызвать как-то проще. Только ведь вызвать милицию могут и соседи, необязательно было и замуж выходить.

Полученный вывод Райка оценила по достоинству. Получилось, она в принципе вышла замуж, чтобы было кому вызвать милицию, если на нее, на Райку, а не на милицию, конечно, нападут неизвестные хулиганы. Только вот никакие хулиганы на Райку не нападали даже в юности, и никто из-за нее никогда не дрался. Точно, в ее жизни не было никакой романтики. Никогда.

Райка стала вспоминать свою личную жизнь. С самого начала, с восьмого класса. Не считать же с четвертого, когда она была целый год безответно влюблена в старшего пионервожатого? Итак, в восьмом классе она встречалась с десятиклассником, влюбленным в литературу. И даже в восьмом классе Райку не покидало ощущение, что парень просто боится более старших и более красивых и ярких девочек. Потом, в институте, за ней ухаживал аспирант, но он Райке вообще не нравился, а уже представить его дерущимся… Что было потом? Ну уж нет. Про это «потом» она сейчас даже вспоминать не будет.

Читать еще:  Как облегчить боль в спине при сколиозе как так

А уж потом она познакомилась с мужем. Тот дарил цветы, водил в кино и в театр – вот и вся романтика. Райка печально вздохнула и попыталась вернуться к работе. Однако мысли скакали в разные стороны, текст не подчинялся, перед глазами проплывали прекрасные принцы и спасенные ими принцессы. Райка вспомнила, что в раннем детстве мечтала стать Золушкой, и представила себя на балу, плавно превратившемся в школьную дискотеку. Рабочий день безнадежно пропадал.

Сторонний наблюдатель увидел бы не очень опрятную, довольно округлую даму лет тридцати, сидящую возле захламленного бумагами стола в не менее захламленной непонятно чем комнате.

Звонок в дверь заставил ее отвлечься от лирики. Она встряхнулась, отвлеклась от монитора, в который бездумно смотрела уже довольно давно. Возвращаться в реальный мир получалось с трудом – например, понадобилось время, чтобы сообразить, что отвлек ее именно звонок в дверь, а не телефон.

Сообразив наконец, что звонили именно в дверь, она была удивлена, поскольку не ожидала никого, включая почтальона. Дверь, однако, открыла безбоязненно. За дверью стояла взъерошенная, похожая на воробья и абсолютно незнакомая девушка.

– Вы ко мне? – вяло поинтересовалась Раиса. Она вообще была вялой, даже несколько апатичной, к тому же надеялась, что незнакомка ошиблась дверью.

Девица решительно тряхнула головой:

– Я хочу поговорить с вами об Алексее Сергеевиче.

Райка никак не могла вернуться из своей несчастной юности, поэтому так же вяло спросила:

– О вашем муже. – Незнакомка, похоже, была раздражена ее несообразительностью.

– Вы уверены? – Райка задала вопрос и расстроилась, что он прозвучал как-то невпопад.

Надежда Никольская: История одной болезни

Здесь есть возможность читать онлайн «Надежда Никольская: История одной болезни» — ознакомительный отрывок электронной книги, а после прочтения отрывка купить полную версию. В некоторых случаях присутствует краткое содержание. Город: Москва, год выпуска: 2012, ISBN: 978-5-699-56172-8, издательство: Array Литагент «Эксмо», категория: Современные любовные романы / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

История одной болезни: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «История одной болезни»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Надежда Никольская: другие книги автора

Кто написал История одной болезни? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Эта книга опубликована на нашем сайте на правах партнёрской программы ЛитРес (litres.ru) и содержит только ознакомительный отрывок. Если Вы против её размещения, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

История одной болезни — читать онлайн ознакомительный отрывок

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «История одной болезни», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

История одной болезни

Любой доктор хорошо знает, что история жизни очень часто превращается в историю болезни. Опытные врачи не сомневаются, что их роль в лечении, так же как и в жизни, часто оказывается очень скромной. Несмотря на внешние эффекты.

Есть болезни, которые, незаметно подступая, без всякого труда ломают жизнь целой семьи навсегда. Отнимают у людей не только близких, но и хорошие, теплые воспоминания о них, оставляя только горе. Можно надеяться, что некоторые вещи никогда не коснутся именно твоей семьи, но, к сожалению, это часто лишь иллюзия.

Все персонажи этой книги вымышлены, любые совпадения – случайность, но рассказанная история вполне может показаться кому-то знакомой.

Райке ее имя никогда не нравилось. Даже собственная жизнь казалась ей обыкновенной и скучной из-за неудачного выбора родителей. Она знала, что назвали ее в честь бабушки, которая тогда была еще жива. Но понимала и то, что не унаследовала от нее ни железного характера, ни житейского склада ума, которым можно было бы пользоваться в сложные моменты. Став старше, Раиса вычитала, что ее имя означает «легкая, покорная, уступчивая», после чего решила, что бабушка была исключением из Раис. С другой стороны, может быть, в качестве компенсации, до определенного момента сложные ситуации, требующие самостоятельных решений, обходили саму Райку стороной. Но все равно ей нравилось думать, что, будь она, например Марианной или Вероникой, на худой конец Изольдой, ее жизнь складывалась бы гораздо интереснее.

И не просто интереснее. Например, Райка завела бы больше друзей. Ну не друзей, друзья у нее имелись, только не в школе. Она бы встречалась в седьмом классе с Петром Великим. А так… Петр на нее даже ни разу не посмотрел. Правда, на других девчонок в школе он тоже не так уж и заглядывался.

Райка считала, что одноклассники ее недолюбливают, потому что Раисой Калистратовной звали ненавидимую всеми учительницу химии, и часть ненависти автоматом досталась просто Райке, – но, надо сказать, она ошибалась. Ненавидели ее не за имя, скорее за неприятную привычку не давать списывать на контрольных. Впрочем, списать при всем желании она могла дать только на русском или на английском, в крайнем случае на литературе. Списывать у нее алгебру или геометрию решился бы только полный идиот.

Но школа – что школа? Школа, в конце концов, закончилась. Во взрослой жизни, будь Райка какой-нибудь Изольдой, она бы стала, например, актрисой и не сидела бы сейчас перед компьютером, а раздавала бы автографы на премьерах. Или нет, она бы поехала на курорт, на остров Баунти, сидела бы там под пальмой и пила коктейль.

Райка тяжело вздохнула, отхлебнула горький, давно остывший чай и безуспешно попыталась сосредоточиться на работе.

Сегодня ей никак не удавалось отделаться от задумчивости. Виной тяжелого состояния был сон. Сны Райке снились очень редко, и обычно она даже не пыталась их запомнить. Ей вполне хватало реальности. В реальности были муж, к которому она привыкла, сын, которого она обожала, и мама, которую она любила и по детской привычке слегка побаивалась. Но сегодня ночью приснился…

А кто, собственно, ей приснился? Райка отвернулась от компьютера и уставилась в окно, пытаясь вспомнить героя своего сновидения. Нет, лица она, кажется, даже не видела. И голоса не слышала. Видела только фигуру, жест. Да, ей приснилась драка. Как будто она защищает какую-то крепость. Вместе с ним. Но только он-то защищает не крепость, он защищает ее, Райку. Пожалуй, именно это ощущение, оставшееся от сна как послевкусие, и не давало бедной женщине покоя. Ее никогда никто не защищал. Правда, она как-то и драться никогда не пробовала. И все же, вот интересно, муж стал бы защищать ее в драке? Заслонил бы собой? Райка пожала плечами и подумала, что, наверное, у нее непорядок с головой. От кого ее защищать и зачем? Да и милицию вызвать как-то проще. Только ведь вызвать милицию могут и соседи, необязательно было и замуж выходить.

Полученный вывод Райка оценила по достоинству. Получилось, она в принципе вышла замуж, чтобы было кому вызвать милицию, если на нее, на Райку, а не на милицию, конечно, нападут неизвестные хулиганы. Только вот никакие хулиганы на Райку не нападали даже в юности, и никто из-за нее никогда не дрался. Точно, в ее жизни не было никакой романтики. Никогда.

Райка стала вспоминать свою личную жизнь. С самого начала, с восьмого класса. Не считать же с четвертого, когда она была целый год безответно влюблена в старшего пионервожатого? Итак, в восьмом классе она встречалась с десятиклассником, влюбленным в литературу. И даже в восьмом классе Райку не покидало ощущение, что парень просто боится более старших и более красивых и ярких девочек. Потом, в институте, за ней ухаживал аспирант, но он Райке вообще не нравился, а уже представить его дерущимся… Что было потом? Ну уж нет. Про это «потом» она сейчас даже вспоминать не будет.

Читать еще:  Методика проведения приемов при миозите миалгии

История одной болезни

О страданиях, малоизученном недуге и о тех, кто спасает без лекарств

Фото: «Новая газета»

  • О страданиях, малоизученном недуге и о тех, кто спасает без лекарств

    В Ленинской больнице Солнечногорского района умирает человек. Больной, он оказался в тягость своему сыну, в подмосковную больницу его не брали, потому что он прописан в Курске, пенсию не оформили, потому что он уже не способен самостоятельно расписаться… Но он пока жив. И если бы не женщина — добрый ангел — ему бы осталось только умереть под забором.

    Специфический запах бьет в нос сразу при входе в больницу. В палатах — дедушки и бабушки, большинство уже не может встать. Ленинская больница — из тех, в которых, по Лескову, «неведомого сословия всех умирать принимают». Александра Воскресенского привезли сюда в сентябре. Он — самый молодой из пациентов, ему всего 50. И самый трудный — даже не может перевернуться.

    Диагноз: БАС

    — С Сашей мы познакомились лет 10 назад, — Нила, медсестра солнечногорской ЦРБ, сидит передо мной в привокзальном кафе Солнечногорска. Сейчас она единственный человек, который навещает Александра в отделении сестринского ухода. — Саша приехал из Курска в Подмосковье. Нужна была работа. По счастливому случаю мой друг строил себе коттедж, а Воскресенский раньше работал плотником. Я их свела. Трудоустроила. Ну и потом как-то этот человек исчез из моей жизни. В 2006 году у меня погиб муж. Мы тоже делали ремонт на даче, и я одна никак не могла его закончить. Знакомые сказали об этом Саше, он приехал и стал помогать. Просто в благодарность за то, что когда-то я ему помогла. У нас на даче есть пристройка к дому, он там жил.

    — Много я ему платить не могла. Но я знаю, что почти 90% своей зарплаты он отдавал сыну: на учебу, на личную жизнь. Года два назад он уехал в Курск. А его сын Дима переехал в Солнечногорск работать. Когда я увидела Сашу в следующий раз, у него уже появились первые отчетливые признаки заболевания — он с трудом мог ходить. Тогда мы еще не знали, что это за болезнь. Он буквально падал. Через некоторое время ему поставили диагноз — боковой амиотрофический склероз (БАС). Тогда упала я.

    — БАС — это малоизученная и очень редкая болезнь. Встречается один раз на 600 тысяч человек. Происходит поражение двигательных нейронов, медленное и неизлечимое: поначалу у человека слабеют конечности, день за днем, в течение многих месяцев. Потом его парализует. Затем начинают отказывать внутренние органы. А потом он умирает, оттого что ему становится трудно дышать. И самое страшное — больной все понимает, потому что болезнь не поражает мозг.

    «Предполагается только один исход»

    — Саша в скором времени не смог работать и снимать жилье: за ногами начали слабеть и руки. Когда срок аренды комнаты истек, его взяли к себе друзья. А сын решил жениться. Свадьба — в Солнечногорске, Саша очень хотел поехать, но Дима сказал: «Папа, ты болеешь — не приезжай». Позже он объяснил: «Вид папы будет смущать гостей». Но Саша все равно приехал на свадьбу — уже в очень плохом состоянии. Дима, увидев отца, захлопнул дверь. Саше стало плохо, и его пришлось госпитализировать в ЦРБ — здесь, в Солнечногорске. Я работаю в этой больнице. Так мы с ним встретились в третий раз. Я верующий человек, я не могла его бросить.

    После свадьбы сын к отцу смягчился и даже взял его к себе. Вместе они жили месяца два, но потом против проживания с инвалидом выступила жена Димы. В декабре 2010 года он позвонил мне и сказал: «Нила, посидите с папой пару дней — мне надо в Питер». Через два дня он не вернулся, а на третий прислал отцу SMS: «Пап, в моей жизни для тебя больше места нет».

    Вскоре после этого «уведомления» у отца отказали конечности. Пенсию по инвалидности он не успел оформить в Курске, а здесь это оказалось невозможным: нет документов, он здесь не прописан, и более того — в Пенсионном фонде объяснили, раз он не может расписаться, то и пенсии не будет. Подавать на них в суд я не стала — я не могу успевать все: работать, ухаживать за ним, да еще и судиться. Тем более доверенность он мне тоже выписать не может.

    Почти два года Саша жил у меня, я содержала его до той поры, пока не начали отказывать внутренние органы. Ему становилось все сложнее есть… Он потерял речь. В ЦРБ нам долго отказывали в госпитализации, ссылаясь на то, что у Саши нет постоянной регистрации на территории района. Только после долгих уговоров был созван консилиум врачей, который, правда, тоже отказал с мотивировкой: «Нецелесообразно. Болезнь предполагает только один исход». Тогда я пришла к главному врачу и сказала: «Вы своими руками обрекаете человека на мучительную смерть!» Он подумал и все же согласился отправить Сашу в Ленинскую больницу.

    Ленинка

    Сама Ленинская больница по меркам села выглядит пристойно. Внутри — скромный, но аккуратный ремонт. Телевизор только в сестринской комнате.

    — Вот если бы Саше поставить телевизор, — вздыхает Нила. — Хоть не так бы скучно ему было. Он ведь все понимает.

    Ленинка — филиал Центральной районной больницы, поэтому на любое общение с прессой здешние врачи должны получать разрешение из Солнечногорска. Такового разрешения в этот раз вышестоящая больница не дала. На звонок куратору Ленинки в ЦРБ Татьяне Филиной та ответила, что еще и «втык сделает» врачам за то, что дали прессе ее телефон.

    Зато поговорить о быте медучреждения были рады местные жители. Пенсионер Олег Обухов вспомнил, как сам лежал здесь полгода назад:

    — Я попал в стационар после инсульта. Меня откачали в ЦРБ, а потом перевели сюда. Нас в палате было 19 больных, 14 — лежачие. Врачи всегда были к нам внимательными: если мы что-то просим — сделают, могут просто поговорить по-человечески. Здесь же народ лежит трудный — от кого-то родственники отказались, кто-то был бомжем: важно таким дать почувствовать себя людьми.

    — Медсестры ко всем относились с вниманием, — подхватывает разговор Нина Васильева из деревни Тимошино, где находится больница. Нина лежала здесь год назад. — Тех, кто был парализован, мыли, с теми, кто мог гулять, обязательно выходили на улицу. Лекарств здесь нет — только обезболивающие. И зарплата у врачей знаете какая? 5—10 тысяч рублей!

    Я видел этих врачей, когда навещал Александра Воскресенского в больнице. Простые сельские женщины. В больнице, где нет лекарств, они стараются дать людям главное — желание жить. И это у них получается.

    Палата Александра — угловая. Он лежит рядом с окном. «Саша, тебе удобно?» — спрашивает Нила, поправляя подушки. Воскресенский молчит. Нила раздевает его и моет специальной пеной. Потом накрывает одеялом.

    — Сашенька, все хорошо.

    Официально

    Ответ Министерства труда и социальной защиты РФ:

    «Принимая во внимание неординарность ситуации, в которой оказался гражданин Воскресенский А.И. (отсутствие жилья, регистрации по месту пребывания, отсутствие документов об инвалидности), Министерством социальной защиты населения Московской области, в порядке исключения, предпринимаются меры по восстановлению (установлению) инвалидности гражданину Воскресенскому А.И. и переводу пенсии по месту его будущего пребывания.

    После выписки из больницы гражданин Воскресенский А.И. будет определен в дом-интернат Московской области на условиях временного проживания (конкретный адрес учреждения уточняется)».

    Комментарий

    Председатель Фонда помощи больным БАС Глеб Левицкий:

    — По моим данным, в России боковым амиотрофическим склерозом страдают 8500 человек. При этом никакого изучения болезни у нас не ведется: она же редкая. Мне известно, что изучением занимаются во Франции и США. Там уже добились первых результатов — изобретен препарат рилузол, который замедляет прогрессирование болезни на несколько месяцев. Но в России этот препарат даже не зарегистрирован, то есть покупать его приходится все равно за рубежом, и при этом каждому больному — самостоятельно.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector